Спор о взыскании почти 2 млрд рублей убытков с АУ пересмотрят | Шелкопряд.Инфо

Автор: 13:46 Кейсы / Практика

Победа над формализмом: спор о взыскании почти 2 млрд рублей убытков с АУ пересмотрят

Чуть больше месяца назад «Шелкопряд» писал о деле, в котором с арбитражного управляющего Мерешкина Федора Николаевича взыскали 1 794 723 713,16 рублей убытков за необоснованное списание «дебиторки». В тот момент управляющий отстаивал свою правоту в суде кассационной инстанции и, как оказалось, делал это весьма успешно.

5 июня 2020 года Арбитражный суд Центрального округа отменил судебные акты о взыскании убытков и отправил дело на новое рассмотрение (Постановление от 09.06.2020).

Елена Пешкова, адвокат юридической компании РКТ, представляющая интересы Мерешкина в суде, пояснила “Ъ-Черноземье”, что их стороне удалось доказать, что налоговая служба не предоставила достаточных подтверждений наличия убытков. «До решения кассации в деле был перевернут весь институт убытков, для их определения стало достаточно только строчки в балансе с сумой дебиторской задолженности, а доказательства того, что в следующем балансе сумма меньше по причине подписания актов выполненных работ с подрядчиками, ранее приняты не были. ФНС при этом была полностью освобождена от обязанности доказывания чего-либо, вдруг стало достаточно, что налоговики представили два баланса и высчитали разницу между показателями двух последних лет».

По мнению Елены Пешковой, практика в деле Мерешкина Ф.Н. позволит в будущем избежать взыскания с арбитражных управляющих убытков «в отсутствие доказательств их причинения». «Суды упрощают процесс привлечения к ответственности, освобождая кредиторов от обязанности доказательства факта причинения убытков и их размера. Принятый кассацией судебный акт позволит напомнить нижестоящим судам о толковании норм о взыскании убытков», — считает адвокат.

Позиция суда кассационной инстанции

Напомним: удовлетворяя заявление о взыскании с АУ убытков, суды ссылались на то, что управляющий в нарушение статьи 129 Закона о банкротстве не проделал своевременно работу, направленную на поиск, выявление и возврат имущества должника, и что его работа с дебиторской задолженностью носила поверхностный и формальный характер (это, если очень коротко).

В кассации защите удалось обратить внимание суда на то, каким образом была рассчитана сумма убытков, подлежащих взысканию.

Оказалось, что первая инстанция и апелляция фактически исходили лишь из сведений балансов, и опирались на выводы судебных актов о признании бездействия конкурсного управляющего незаконным. Судами не исследовались доказательства реальности поступления от дебиторов в конкурсную массу должника денежных средств в заявленных размерах.

Возражая против требований по одному из контрагентов, который якобы должен банкроту почти 1,5 млрд рублей, арбитражный управляющий указывал, что к моменту открытия конкурсного производства этой «дебиторки» не существовало, поскольку работы по договору контрагент выполнил в полном объеме и стороны «закрыли» обязательства друг перед другом еще в 2015 году. Более того, примерно в тот период между компаниями состоялся судебный спор, из которого следует, что это нынешний банкрот задолжал контрагенту, а не наоборот. Соответственно оснований для взыскания по сути несуществующей «дебиторки» не было.

Касательно другой дебиторской задолженности, которая также вошла в сумму убытков АУ, кассация отметила следующее:

«…приходя к выводу о наличии оснований для привлечения Меррешкина Ф.Н. к ответственности за допущенные нарушения в отношении контрагента — Департамент экономического развития Воронежской области, арбитражные суды двух инстанций ограничились констатацией факта заключения должником договора об осуществлении инвестиционной деятельности № 01/10 от 04.02.2010 и цитированием условий названной сделки.

Возражения ответчика о том, что сумма задолженности по данному договору была списана должником бухгалтерскими операциями от 01.07.2014 и от 01.10.2015, а Департамент в настоящее время является не дебитором, а кредитором должника (требования включены в реестр требований кредиторов) отклонены судами без ссылки на какие-либо доказательства, свидетельствующие о наличии у должника на момент открытия конкурсного производства требований к Департаменту во взысканной сумме…».

В итоге кассационная инстанция пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты приняты с нарушением разъяснений пункта 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25, согласно которому размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен в разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Также АС Центрального округа сделал очень важное замечание:

«…Ссылка ФНС России на отсутствие возможности произвести расчет убытков в связи с отсутствием у нее первичной документации должника не создает исключения из установленных законом правил, поскольку сложность доказывания убытков и их размера не должна снижать уровень правовой защищенности участников гражданских правоотношений…».

Увы, постановление кассации не отвечает на вопросы, почему суды подробно не исследовали вышеуказанные моменты, почему не услышали или не захотели услышать доводы управляющего, а просто «повесили» на него почти 2 млрд сухих цифр из строчек бухгалтерского баланса. Факт остается фактом — в деле не разобрались. Остается надеяться, что на втором круге арбитраж Воронежской области более внимательно отнесется к доводам арбитражного управляющего Мерешкина Ф.Н.

Из карточки дела следует, что заседание по этому спору в АС Воронежской области пока не назначено.

Поделиться ссылкой:

(Visited 332 times, 1 visits today)
Last modified: 03.07.2020
Закрыть