О праве лица, привлеченного к субсидиарной ответственности, жаловаться на действия арбитражного управляющего | Шелкопряд.Инфо

Автор: 19:06 Кейсы / Практика

О праве лица, привлеченного к субсидиарной ответственности, жаловаться на действия арбитражного управляющего

Очередная демонстрация того, насколько разными могут быть позиции судов по одному и тому же вопросу.

Вправе ли бывший руководитель должника, привлеченный к субсидиарной ответственности, обжаловать действия конкурсного управляющего? Внимание, речь идет не об обжаловании действий, связанных с обособленным спором по субсидиарке, а о претензиях к абсолютно любым «телодвижениям» управляющего в процедуре.

Мнения разделились:

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 23.06.2020 по делу № А40-140479/14 пришел к выводу, что лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности, наделено статусом участника дела о банкротстве только в пределах этого конкретного спора о субсидиарке, поэтому жаловаться на арбитражного управляющего не вправе:

«…Непосредственными участниками обособленного спора, помимо основных участников дела о банкротстве, являются при рассмотрении, в частности, заявления о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности, эти контролирующие лица (подпункт 5 пункта 15 Постановления No 35).

В силу пункта 1 статьи 61.15 Закона о банкротстве лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано заявление о привлечении к ответственности, имеет права и несет обязанности лица, участвующего в деле о банкротстве как ответчик по этому заявлению.

По смыслу указанной нормы во взаимосвязи с приведенными разъяснениями, лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано заявление о привлечении к ответственности, наделено правами и обязанностями участвующего в деле о банкротстве лица только в пределах рассмотрения обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности…».

А вот Арбитражный суд Западно-Сибирского округа высказал прямо противоположную позицию (Постановление от 12.03.2020 по делу № № А67-4804/2017).

По мнению сибирских судей, лицо, привлеченное к субсидиарной ответственности, напрямую заинтересовано в том, чтобы управляющий вел процедуру грамотно и эффективно, так как это может повлиять на объем «субсидиарного» долга. Поэтому такое лицо может жаловаться на управляющего, тем самым как бы контролируя его деятельность.

А управляющий в свою очередь не вправе защищаться против доводов контролировавшего должника лица утверждением о том, что тот не имеет права подавать жалобу. Это ограничивает права оппонента и является противоречивым поведением, которое не поощряется судебной практикой.

«…субсидиарная ответственность является экстраординарным механизмом защиты нарушенных прав кредиторов, то есть исключением из принципа ограниченной ответственности участников и правила о защите делового решения менеджеров, а иск о привлечении к субсидиарной ответственности представляет собой групповой косвенный иск, так как предполагает предъявление полномочным лицом в интересах группы лиц, объединяющей правовое сообщество кредиторов должника, требования к контролирующим лицам, направленного на компенсацию последствий их негативных действий по доведению должника до банкротства (определение Верховного Суда Российской Федерации от 06.08.2018 № 308-ЭС17-6757(2,3)).

Из этого следует, что контролирующее должника лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности, противостоит в этом правоотношении должнику в лице конкурсного управляющего и сообществу кредиторов, поэтому заинтересовано, как в должном формировании конкурсной массы конкурсным управляющим, негативные последствия ненадлежащего 7 А67-4804/2017 исполнения которым своих обязанностей могут быть переложены на контролирующее лицо, так и в установлении действительных, а не фиктивных требований кредиторов, что прямо влияет на объем потенциального имущественного обязательства контролирующего лица.


Предоставление контролирующему должника лицу судебной защиты только после его привлечения к субсидиарной ответственности лишает это лицо доступа к своевременной судебной защите, вынуждая наверстывать нереализованные отложенные процессуальные возможности, и возвращать суд с учетом его доводов к изучению вопросов, ранее решенных без его участия.

При этом процессуальные оппоненты контролирующего должника лица имеют возможность реализации своих процессуальных прав по общему правилу еще до констатации судом обоснованности их требований (пункт 39 Постановления № 53, пункт 30 Постановления № 35, пункт 30 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 8 А67-4804/2017 № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»).

Признавая за Куликовым А.А. статус контролирующего должника лица и настаивая на наличии оснований для привлечения его к субсидиарной ответственности в рамках другого обособленного спора (то есть, по сути, признавая его заинтересованность в пополнении конкурсной массы и контроле за действиями арбитражного управляющего), конкурсный управляющий не вправе одновременно защищаться против доводов Куликова А.А. по жалобе на его действия утверждением о том, что он не имеет права на подачу подобной жалобы, отрицая заинтересованность Куликова А.А. в оспаривании его действий.

Такая избирательная позиция, заключающаяся в толковании процессуального закона в свою пользу с ограничением встречных прав оппонента, является противоречивым поведением, не поощряемым законодателем и судебной практикой (пункт 4 статьи 1, статья 10 ГК РФ, часть 2 статьи 41 АПК РФ)…».

Поделиться ссылкой:

(Visited 302 times, 1 visits today)
Метки: , Last modified: 29.06.2020
Закрыть