Про бесплатный сыр или о субсидиарной ответственности покупателя и мущества должника | Шелкопряд.Инфо

Автор: 20:05 Кейсы / Практика

Про бесплатный сыр или о субсидиарной ответственности покупателя имущества должника

В деле о банкротстве № А60-49602/2016 наряду с учредителями и гендиректором компании-банкрота суд привлек к субсидиарной ответственности и покупателя имущества должника.

А все потому, что покупатель приобрел у компании (еще до возбуждения дела о ее банкротстве) недвижимое имущество за 1,6 млн руб. при его рыночной стоимости порядка 36 млн руб. И кредитору удалось убедить суд применить нормы, согласно которым лицо, извлекшее выгоду из недобросовестного поведения руководителя должника, является контролирующим.

Выводы суда:

Из постановления Семнадцатого апелляционного арбитражного суда № 17АП-7890/2018-АК от 31.07.2018:

«…Как разъяснено в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» предполагается, что лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника является контролирующим (подпункт 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве).

В соответствии с этим правилом контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности.


Из материалов дела следует, что 19.06.2015 между должником (продавец) и Цымбал В.А. (покупатель) заключён договор купли продажи № 1, по условиям которого продавец обязуется передать в собственность покупателя, а покупатель обязуется принять в собственность и оплатить следующее недвижимое имущество: отдельно-стоящее нежилое строение, назначение: Нежилое. Площадь: общая 1033.3 кв.м. Инвентарный номер: 1\4649\А\21. Литер: А. Подземная этажность: -1. Адрес: РФ, Свердловская область, г. Екатеринбург, пр-д Промышленный, д. 3 Кадастровый номер: 66:41:0111003:122.

В соответствии с условиями указанного договора, стоимость имущества по договору составила 1 600 000 руб.


Судом установлено, что в соответствии с выпиской из ЕГРН от 27.10.2017 кадастровая стоимость здания составляет 8 069 022 руб. 50 коп., кадастровая стоимость земельного участка 3 191 000 руб. При этом спорное отдельностоящее нежилое здание выставлено на продажу новым собственником за 36 672 000 руб.


Согласно данным бухгалтерского баланса по состоянию на 31.12.2014 стоимость переданного в результате совершения сделки имущества, составляет более 80% балансовой стоимости активов должника.

Таким образом, установив, что в результате совершения сделки должник лишился дорогостоящего актива, сделка совершена по заведомо заниженной цене, суд первой инстанции пришёл к верному выводу о причинении существенного вреда имущественным правам кредиторов в результате заключения договора купли-продажи №1 от 19.06.2015.

Исходя из положений ст. 46 Закона об ООО сделка должника по отчуждению имущества относится к категории крупных сделок.

Согласно протоколу № 5 общего собрания участников должника об одобрении крупной сделки от 19.06.2015 согласие на совершение крупной сделки выражено всеми участниками должника (л.д.80-82).

При этом контролирующие должника лица, действуя разумно и проявляя требующуюся от стороны по условиям оборота осмотрительность, не могли не осознавать заведомо нерыночный уровень цены сделки, незаконный характер действий должника при заключении сделки и об ущемлении интересов кредиторов должника.

При изложенных обстоятельствах, принимая во внимание, что в результате недобросовестных действий контролирующих должника лиц при совершении спорной сделки был причинён ущерб должнику и вред имущественным правам кредиторов, суд первой инстанции обоснованно привлёк контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника и взыскал с них солидарно в пользу должника денежные средства в сумме 1 279 624 руб. 19 коп.

Довод Цымбал В.А. о том, что он не является руководителем должника, не мог оказывать влияние на принятие органами управления должника решений, отклоняется, поскольку контролирующим должника лицом может быть признано лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника. В рассматриваемом случае Цымбал В.А. является лицом, извлекшим существенную выгоду в результате совершения сделки по отчуждению дорогостоящего актива должника по заниженной цене…».

Поделиться ссылкой:

(Visited 296 times, 1 visits today)
Метки: Last modified: 24.06.2020
Закрыть