Кейс: ограничение права должника-гражданина на выезд из России | Шелкопряд.Инфо

Автор: 16:47 Кейсы / Практика

Кейс: ограничение права банкрота-гражданина на выезд из России

Говорят, такая мера делает должников более щедрыми, сговорчивыми и открытыми к сотрудничеству.

Пункт 3 статьи 213.24 Закона о банкротстве предусматривает возможность ограничения судом права на выезд должника-гражданина из России до даты завершения или прекращения дела о банкротстве. В пункте 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 № 45 установлено, что вышеуказанная норма призвана обеспечить добросовестное сотрудничество должника с судом, финансовым управляющим и кредиторами.

Но, как показывает практика, суды сложно убедить в целесообразности введения таких ограничений. Чаще всего они ссылаются на недостаточность доказательств и предположительный характер доводов.

Отсюда вопрос: какие аргументы или обстоятельства будут являться железобетонными основаниями для применения судом этой нормы? Частично ответ на этот вопрос дает Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.06.2020 по делу № А40-162876/16.

В этом деле финансовый управляющий какое-то время вынужден был лицезреть, как должник частенько мотается в дорогостоящие зарубежные поездки, при этом никак не участвует в процедуре собственного банкротства: не передает документы и сведения, не отвечает на запросы, не вносит денежные средства в конкурсную массу.

Не долго думая, управляющий обратился в суд с требованием ограничить должнику право выезда за границу. Он утверждал, что данная мера подтолкнет должника к более активному сотрудничеству. Кроме того, банкрот перестанет бесконтрольно тратить деньги из конкурсной массы.

Первые две инстанции управляющему отказали, сославшись на классическое: «ссылок на конкретные обстоятельства, подтверждающие доводы финансового управляющего, заявление не содержит, а доводы носят предположительный характер».

Однако суд кассационной инстанции оказался более сговорчивым и прислушался к заявителю. Спор направили на новое рассмотрение.

АС Московского округа указал, что суды нижестоящих инстанций напрасно не исследовали доводы финансового управляющего о недобросовестном поведении должника в процедуре; о бесконтрольном расходовании денежных средств; о том, что задолженность банкрота превышает 1 млрд рублей и пр.

Кассация подчеркнула, что в данном случае также имеет значение и то, что должник даже не пытался возражать и опровергать доводы заявителей.

«…С учетом изложенного, суд кассационной инстанции полагает, что суды первой и апелляционной инстанций, отказав в удовлетворении заявленного ходатайства о временном ограничении права Плешкова С.В. на выезд из Российской Федерации в связи с непредставлением заявителями доказательств, подтверждающих, что такое ограничение направлено на достижение целей проводимой в отношении должника процедуры банкротства и невозможность осуществления мероприятий этой процедуры без личного участия должника, неправильно применили положения пункта 3 статьи 213.24 Закона о банкротстве, что в силу части 1 статьи 288 АПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

При новом рассмотрении дела суду следует дать оценку доводам финансового управляющего должника и кредитора в обоснование необходимости ограничения выезда должника за пределы РФ, в том числе, доводам о недобросовестности действий должника по непредоставлению финансовому управляющему документов и сведений относительно финансирования поездок за пределы РФ, предложить Плешкову С.В. опровергнуть доводы заявителей о бесконтрольном расходовании конкурсной массы на заграничные поездки, после чего с учетом доводов и возражений сторон разрешить вопрос о наличии либо отсутствии оснований для удовлетворения требований финансового управляющего должника…».

Поделиться ссылкой:

(Visited 223 times, 1 visits today)
Метки: Last modified: 24.06.2020
Закрыть