О субсидиарной ответственности контролирующего должника-физика лица | Шелкопряд.Инфо

Автор: 14:23 Кейсы / Практика

Субсидиарная ответственность при банкротстве физика, вы серьезно?

Возможно ли наступление субсидиарной ответственности контролировавших должника лиц, если должник — физическое лицо? Да чего уж тут, возможно ли вообще, чтобы у физика было контролирующее его лицо? Вопросы кажутся абсурдными ровно до тех пор, пока не столкнешься с соответствующей судебной практикой, которая почти на уровне высшей инстанции допускает такой правовой механизм.

Рассмотрим конкретные примеры.

Не случилось, но чисто теоретически возможно

В рамках дела о банкротстве физлица № А68-4489/2016 кредитор попытался привлечь к субсидиарной ответственности индивидуального предпринимателя (ИП) как контролировавшее должника-гражданина лицо.

Требования были заявлены в связи с тем, что ИП использовал товарный знак, принадлежащий должнику, и извлекал из этого прибыль. Кредитор посчитал, что эта прибыль должна была причитаться должнику и могла пойти на погашение долгов в процедуре банкротства.

В ходе рассмотрения дела суды выяснили, что между ИП и должником были заключены соответствующие соглашения и договоры, которые позволяли предпринимателю абсолютно законно использовать в своей коммерческой деятельности указанный товарный знак. Прибыль при этом не имела никакого отношения к должнику. Следует признать, что ситуация с авторскими правами в этом деле сложилась довольно запутанная, но нас интересует другое.

Суды трех инстанций в удовлетворении заявления отказали. При этом ни один из судов не указал на то, что механизм привлечения к субсидиарной ответственности не применим в делах о банкротстве физических лиц. Отказывая, суды «исходили из отсутствия совокупности условий наступления субсидиарной ответственности предпринимателя ввиду недоказанности фактов её вовлечённости в процесс управления должником, возможности давать обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия, а также доведения самого должника до состояния банкротства».

Определением ВС № 310-ЭС19-6032 от 21 мая 2019 года установлено отсутствие оснований для передачи дела на рассмотрение Экономколлегии. При этом ВС согласился с позицией нижестоящих судов о недоказанности всей совокупности условий для наступления субсидираки и тоже ничего не упомянул о невозможности применения такого механизма в делах о банкротстве физлиц.

Источники: Определение АС Тульской области от 10.09.2018 по делу № А68-4489-5/2016; Постановление АС Центрального округа от 24.01.2019

Теща должника попала на убытки вместо субсидиарки

В деле о банкротстве физического лица № А60-24214/2016 сложилась интересная ситуация: тещу должника привлекли к убыткам вместо субсидиарной ответственности.

Изначально финансовый управляющий обратился в суд с целью привлечь мать супруги должника к субсидиарке. Он указывал, что должник в преддверии своего банкротства безвозмездно перевел весь бизнес на тещу (зарегистрировав ее в качестве ИП), чтобы уклониться от исполнения денежных обязательств.

«Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований финансового управляющего, пришел к выводу, что привлечение к субсидиарной ответственности индивидуального предпринимателя по обязательствам должника невозможно в силу того, что такой правовой механизм применим только в деятельности юридических лиц. В рассматриваемом случае дело о банкротстве возбуждено в отношении физического лица. Кроме того, суд первой инстанции установил, что в условиях номинальной передачи бизнеса в рамках одной семьи и фактического контроля должника за бизнесом убытки кредиторам причинены действиями самого должника, соответственно, такой вред может быть возмещен за счет продажи имущества должника, возврата в конкурсную массу имущества в результате признания сделок должника недействительными».

Апелляция согласилась с выводом суда первой инстанции в отношении невозможности применения субсидиарной ответственности в деле о банкротстве гражданина, но пришла к выводу о взыскании с индивидуального предпринимателя [тещи] убытков, в связи с чем отменила определение суда первой инстанции.

Суд выяснил, что бизнес действительно был фиктивно переведен на мать супруги с целью ухода от долгов. Должник сам продолжал вести предпринимательскую деятельность по нотариальной доверенности от тещи, женщина в делах не участвовала. В результате этой «хитрости» конкурсная масса банкрота не досчиталась 42 млн — размер прибыли, обладателем которой юридически являлась теща.

Кассационная инстанция поддержала законность взыскания с тещи должника убытков в размере 42 млн рублей.

Источник: Постановление АС Уральского округа по делу № А60-24214/2016 от 6 июня 2019 года

Поделиться ссылкой:

(Visited 782 times, 1 visits today)
Метки: Last modified: 18.06.2020
Закрыть