Победили вопреки: истории двух отказов в исключении роскошного жилья должника из конкурсной массы | Шелкопряд.Инфо

Автор: 13:56 Кейсы / Практика

Победили вопреки: истории двух отказов в исключении роскошного жилья должника из конкурсной массы

Иногда управляющему и кредиторам все-таки удается сохранить единственные и очень роскошные хоромы должника-гражданина в конкурсной массе.

Российское законодательство гарантирует сохранность единственного жилья при банкротстве физического лица. В связи с этим суд по первому требованию должника исключает единственную недвижимость из конкурсной массы независимо от ее стоимости. Часто арбитражные управляющие и кредиторы становятся свидетелями того, как из конкурсной массы законно исчезает квартира, стоимость которой могла бы покрыть бОльшую часть долгов в процедуре.

К сожалению, законодатель и сегодня предпочитает обходить этот острый угол, не давая никаких четких инструкций и разъяснений. Однако постепенно формируется судебная практика, в соответствии с которой цена и уровень роскошности единственного жилья отдельно оцениваются судом и могут повлиять на судьбу этой недвижимости.

31 квадратный метр вместо 147

Например, в деле о банкротстве гражданина № А60-56649/2017 суд отказал должнику в исключении его единственного жилья, потому что оно было чересчур шикарным: «…жилая площадь исключаемой квартиры составляет 147,3 кв. м., указанная квартира состоит из пяти комнат и является двухуровневой, должник является единственным зарегистрированным лицом в этой квартире…».

Этого удалось добиться благодаря слаженным и грамотным действиям финансового управляющего и кредиторов. Так, управляющий провел собрание кредиторов, на котором они решили предоставить должнику в качестве единственного жилья другую квартиру площадью 31,7 кв.м. и стоимостью в 2 690 000 руб. Для этого финансовый управляющий и кредитор, готовый представить квартиру, заключили договор передачи жилого помещения конкурсным кредитором должнику в единоличную собственность.

Таким образом, управляющий и кредиторы подвели ситуацию к тому, что у должника на момент рассмотрения заявления об исключении его единственного жилья из конкурсной массы имелось две квартиры: площадью 31,7 кв.м. и пятикомнатные двухуровневые хоромы на 147,3 кв. м. И суду пришлось исключать более скромную недвижимость.

Следует отметить, что сработало это не сразу. Первые две инстанции заявление должника об исключении единственного жилья удовлетворили без лишних вопросов. Не удивительно, ведь суды часто подходят к этому формально и исключают «на автомате». Однако кассация дело развернула, указав на необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника:

«…Передавая дело на новое рассмотрение, суд округа указал, что принимаемый по результатам рассмотрения спора судебный акт должен быть направлен на разрешение спорной ситуации, не должен порождать правовой неопределенности для заинтересованных лиц, а отсутствие необходимого правового механизма не может приостанавливать реализацию вытекающих из Конституции РФ прав и законных интересов граждан и юридических лиц (определение Конституционного Суда от 23.07.2018 N 35-П).

Суд округа отметил, что жилая площадь исключаемой квартиры составляет 147,3 кв. м, указанная квартира состоит из пяти комнат и является двухуровневой, должник является единственным зарегистрированным лицом в этой квартире. При этом кредиторами предпринимаются реальные меры по наделению должника иной квартирой (жильем)…».

Определение Арбитражного суда Свердловской области от 08 августа 2019 года по делу № А60-56649/2017

Злоупотребление правом — повод не исключать жилье

В деле № А41-44577/16 должник намеревался исключить из конкурсной массы квартиру, которую финансовый управляющий незадолго до этого вернул путем оспаривания сделки. Стоимость квартиры составляла 57 885 400 руб., а площадь 225,5 кв. м.

Делу снова пришлось «помотаться» по разным инстанциям, прежде чем суд отказался исключать жилье из конкурсной массы.

В итоге суд проанализировал поведение должника (не без помощи финансового управляющего, конечно) в предбанкротный период и установил, что должник планомерно готовился к процедуре банкротства: вывел бОльшую часть имущества, с целью его сокрытия от обращения взыскания.

Сыграло роль и то, что спорное жилое помещение было включено в конкурсную массу не как имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения судом о признании гражданина банкротом, а как следствие признания недействительной сделки должника, сопряженной со злоупотреблением правом, направленной на сокрытие имущества от обращения на него взыскания.

Из текста Определения Арбитражного суда г. Москвы от 14 августа 2019 года:

«…Существование института исполнительского иммунитета связано не с произвольным расширением прав должников в ущерб законным имущественным интересам их кредиторов, рассчитывающих на надлежащее исполнение обязательств, но с необходимостью государства обеспечить должникам-гражданам те минимальные гарантии, без существования которых ставится под угрозу право этих лиц на достоинство личности. Имея в виду цель подобного законодательного регулирования, недопустимо руководствоваться только основными началами частного права, а именно, принципами диспозитивности и автономии воли участников гражданских правоотношений, в том случае, когда их реализация фактически искажает смысл существования нормы права…»

«…заслуживает внимания довод кредитора Пешкова А.А. о том, что в случае удовлетворения заявления должника, у Огановой И.Д. возникнет обогащение, находящееся в причинно-следственной связи со злоупотребления правом.

В этом случае предоставление исполнительского иммунитета спорной квартире нарушает баланс интересов должника, лиц, находящихся на его иждивении, с одной стороны, и кредиторов, имеющих право на получение удовлетворения за счет конкурсной массы, с другой стороны…»

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы всегда быть в курсе главных новостей и интересных кейсов из сферы банкротства в России.

Поделиться ссылкой:

(Visited 539 times, 1 visits today)
Метки: Last modified: 03.06.2020
Закрыть