О нетривиальном подходе ВС к исчислению периода подозрительности | Шелкопряд.Инфо

Автор: 15:27 Кейсы / Практика

О нетривиальном подходе ВС к исчислению периода подозрительности

Благодаря этому подходу конкурсный управляющий оспорил сделку по ст. 61.3 Закона о банкротстве, хотя, казалось, что все сроки безнадежно пропущены.

В далеком 2010 году в отношении ООО «КФ «Алладин» было возбуждено первое (!) дело о банкротстве № А40-149125/2010, введена процедура наблюдения. В период наблюдения должник и его бывший участник заключили соглашение о предоставлении отступного от 25.09.2012 г., в соответствии с которым должник передал бывшему участнику все свое недвижимое имущество в счет погашения обязательств из простого векселя от 09.03.2008 г.

Затем, уже в конкурсном производстве, управляющий подал заявление о признании указанного отступного недействительной сделкой. Испугавшись оспаривания выгодного договора, сторона, получившая имущество по отступному, моментально погасила требования всех кредиторов, включенных в реестр, в связи с чем производство по делу о банкротстве было прекращено в июне 2014 г.

Как выяснилось чуть позднее, далеко не все кредиторы успели заявить о своих требованиях к должнику в первой процедуре банкротства. И уже в ноябре 2014 года в отношении того же ООО «КФ «Алладин» вновь возбудили дело о банкротстве (№ А40-188168/2014), в июле 2015 года ввели конкурсное производство.

Конкурсный управляющий в новом деле о банкротстве обратился в суд с заявлением об оспаривании отступного, заключенного в первой процедуре банкротства 25.09.2012, как сделки, причинившей ущерб имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 ФЗ-127). Он ссылался на то, что судами не учтено, что в первом деле о банкротстве должника не все требования кредиторов были удовлетворены, данные же требования кредиторов включены в реестр в новом деле о банкротстве; судами не учтено, что ответчик по обособленному спору (сторона по соглашению об отступном) даже если и обратился с заявлением в 2010 г. о выходе из состава участников общества, однако сохранил свое влияние на должника и статус заинтересованного лица по отношению к нему, являясь также осведомленном как о неплатежеспособности должника, так и о цели причинения вреда имущественным правам его кредиторов.

Первая инстанция и апелляция

Суды первой и апелляционной инстанции в оспаривании отказали в связи со следующим:

Основания для вывода о неплатежеспособности должника на момент совершения спорной сделки отсутствуют. Имевшиеся тогда требования конкурсных кредиторов не могут подтверждать факт причинения вреда от спорной сделки, поскольку все данные требования впоследствии были удовлетворены.

Доводы о наличии на тот момент требований иных кредиторов были отклонены, либо проигнорированы.

На момент совершения спорной сделки лицо, получившее кондитерскую фабрику по отступному, уже не являлось аффилированным по отношению к должнику, поскольку вышло из состава его участников на основании заявления от 02.12.2010.

«…Суд учел, что оспариваемой сделкой погашены просроченные вексельные обязательства должника, что исключает цель причинения имущественного вреда должнику. При таких обстоятельствах, как указал суд, не доказано наличие цели причинения вреда имущественным правам кредиторов…».

Кассация

Постановлением арбитражного суда Московского округа от 03 июля 2019 года акты нижестоящих инстанций отменены, сделка признана недействительной. Кассация указала:

На заключение отступного не было получено согласие временного управляющего.

Требования кредиторов, включенные в реестр в настоящем (втором) деле о банкротстве, уже имелись на дату заключения отступного.

По вопросу заинтересованности ответчика, суд указал, что регистрационные действия по выходу участника (стороны по отступному) из состава ООО не были произведены, а обстоятельства дела свидетельствуют, что это лицо оказывало влияние на должника и фактически контролировало его хозяйственную деятельность: «…довод конкурсного управляющего о том, что Горбачев В.А. не просто знал о наличии сохраненного за ним статуса участника должника, но и в момент совершения спорной сделки реализовывал свои права и обязанности, вытекающие из такого участия, ответчиками по обособленному спору не опровергнуты…».

Таким образом, суд кассационной инстанции счел доказанной совокупность условий, необходимых для оспаривания сделки по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Позиция Верховного суда

ВС постановление кассации оставил в силе, однако не согласился с той квалификацией оспариваемой сделки, которую дал суд округа.

Высшая коллегия посчитала, что сделка подлежит оспариванию по п. 1,2 ст. 61.3 Закона о банкротстве и нетривиально подошла к исчислению сроков для такого оспаривания.

В определении от 31 января 2020 года № 305-ЭС19-18631 ВС указал:

«…Исходя из информации, содержащейся в Картотеке арбитражных дел, после передачи в 2012 году Горбачеву В.А. кондитерской фабрики в порядке отступного, конкурсный управляющий в рамках первого дела о банкротстве 28.01.2014 обратился с заявлением о признании данной сделки недействительной.

Суд назначил рассмотрение данного требования на 17.03.2014. За несколько дней до судебного разбирательства (06.03.2014) ответчик обратился с заявлением о намерении погасить требования всех кредиторов должника.

Определением от 07.05.2014 суд удовлетворил заявление о намерении, и определением от 23.06.2014 прекратил производство по первому делу о банкротстве в связи с погашением всех реестровых требований (абзац седьмой пункт 1 статьи 57 Закона о банкротстве).

Соответственно, поскольку отпали основания для продолжения рассмотрения требования о конкурсном оспаривании отступного, суд определением от того же дня (23.06.2014) прекратил производство и по заявлению конкурсного управляющего.

Из совокупности указанных обстоятельств можно заключить, что ключевым мотивом принятия решения о погашении реестровых требований для Горбачева В.А. выступила угроза признания отступного недействительным, именно во избежание соответствующих рисков им были предприняты действия, направленные на прекращение первого дела о банкротстве.

В то же время, как указано выше, у должника оставались как текущие кредиторы, так и те кредиторы, которые не успели включиться в реестр в рамках первого дела. Неисполнение обязательств перед этими кредиторами привело к тому, что уже менее чем через полгода после прекращения первого дела (23.06.2014) было возбуждено второе дело о банкротстве (21.11.2014). Таким образом, настоящее (второе) дело о банкротстве является фактически продолжением первого, а потому в данной ситуации к сделке о передаче имущества в порядке отступного может быть применен период подозрительности, исчисляемый исходя из первого дела. Поэтому, коль скоро сделка была совершена в рамках уже инициированной процедуры, предоставление отступного по договору от 25.09.2012 может быть признано недействительным на основании пунктов 1 и 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве как совершенное с предпочтением…».

Поделиться ссылкой:

(Visited 355 times, 1 visits today)
Метки: Last modified: 02.05.2020
Закрыть