Легенда, ставшая былью: обеспечительные меры и «субсидиарка» | Шелкопряд.Инфо

Автор: 19:01 Кейсы / Практика

Легенда, ставшая былью: обеспечительные меры и «субсидиарка»

Верховный суд наметил тенденцию к упрощению наложения обеспечительных мер на имущество субсидиарного должника.

У арбитражных управляющих и банкротных юристов бытует мнение, что применение обеспечительных мер в делах о банкротстве — нечто из области фантастики. И главная на то причина — чрезмерная придирчивость судов в таких вопросах.

Обстоятельства, на которых заявитель основывает свое ходатайство о применении обеспечительных мер, должны с ювелирной точностью соответствовать критериям, установленным п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер».

Однако в последнее время ситуация медленно, но верно меняется в сторону упрощения наложения обеспечительных мер. Рассмотрим эту тенденцию на примере попыток наложить обеспечение на имущество лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности.

Верховный суд упрощает доказывание

В деле о банкротстве банка № А40-168999/2015 государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее — АСВ) как конкурсный управляющий обратилась в суд с заявлением о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на денежные средства и иное имущество лиц, к которым предъявлены требования о привлечении к субсидиарной ответственности.

Что интересно, заявление АСВ подало уже после вынесения судебного акта об установлении оснований для привлечения к субсидиарной ответственности этих лиц (производство по спору было приостановлено судом до формирования конкурсной массы и окончания расчетов с кредиторами).

Все три инстанции в удовлетворении заявления АСВ отказали. Суды сочли, что агентство не доказало, что непринятие обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности, а также не подтвердило, что ответчиками по соответствующему обособленному спору принимаются меры по реализации принадлежащего им имущества и (или) что заявленные обеспечительные меры необходимы для предотвращения ущерба банку и его кредиторам.

Но Верховный суд с ними не согласился (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ  от 16.01.2020 № 305-ЭС19-16954):

«…Согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека по смыслу статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства позволяла, чтобы обязательное судебное решение оставалось недействующим к ущербу одной из сторон, и что исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть судебной защиты (постановление от 19.03.1997 по делу «Хорнсби (Hornsby) против Греции» и др.)…»

«…Определение о привлечении к субсидиарной ответственности, по сути, является судебным актом, вынесенным в пользу кредиторов. Однако сам по себе факт принятия судом такого определения не приводит к фактическому восстановлению прав последних. Судебная защита прав кредиторов может быть признана эффективной лишь в случае обеспечения судом действительных гарантий возврата кредиторам денежных средств, на которые они справедливо рассчитывали. Ситуация, при которой в ходе судебного разбирательства недобросовестные контролирующие лица имеют возможность скрыть свое имущество, избежав обращения взыскания на него, а кредиторы лишены реального доступа к правовым средствам противодействия такому поведению ответчиков, является недопустимой…»

«…В рассматриваемом случае, отказав агентству в принятии обеспечительных мер, суды, по сути, признали необходимым подтверждение с высокой степенью достоверности фактов совершения ответчиками действий, направленных на отчуждение принадлежащего им имущества, или приготовления к совершению такого рода действий. Однако обеспечительные меры являются ускоренным предварительным средством защиты, поэтому для их применения не требуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора (абзац второй пункта 10 постановления № 55). Для применения обеспечительных мер истцу достаточно подтвердить наличие разумных подозрений возникновения обстоятельств, указанных в части 2 статьи 90 Кодекса…»

«…названные ответчики ни в суд первой инстанции, ни при дальнейшем рассмотрении заявления о принятии обеспечительных мер не представили свидетельств того, что начали принимать меры к добровольному возмещению вреда, сотрудничать с агентством, например, на предмет раскрытия информации, позволяющей проследить судьбу имущества банка, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов, и т.д. Оснований полагать, что направленность поведения упомянутых ответчиков в настоящее время изменилась, не имеется.

При таких обстоятельствах, существует высокая вероятность того, в дальнейшем упомянутые лица продолжат действовать недобросовестно и по этой причине после определения размера ответственности каждого из них без принятия испрашиваемых обеспечительных мер взыскание сумм возмещения вреда будет существенно затруднено, что причинит ущерб кредиторам банка…»

Эта практика уже получила свое развитие, например, в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 17.03.2020 № Ф09-1279/20 по делу № А47-15418/2019; Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 10.03.2020 № Ф05-12864/2019 по делу № А41-41714/2017.

Фикция судебной защиты недопустима

Также по данной теме интересной представляется позиция, сформированная в Определении Верховного Суда РФ от 27.12.2018 № 305-ЭС17-4004(2) по делу № А40-80460/2015.

Там ситуация разворачивалась аналогично предыдущей. Конкурсный управляющий пытался наложить обеспечительные меры на субсидиарного должника, в трех инстанциях отказали, ссылаясь на то, что заявитель достоверно не подтвердил обоснованность своих предположений.

Верховный суд:

«…Судебный акт, перспектива исполнения которого заведомо невелика, по существу представляет собой фикцию судебной защиты, что никак не согласуется с задачами судопроизводства. По аналогичным основаниям теряет смысл и судебное разбирательство, по ходу которого недобросовестный ответчик имеет возможность скрыть свое имущество, избежав тем самым обращения взыскания на него, а истец лишается правовых средств противодействия такому поведению ответчика…»

«…Поскольку основания обеспечительных мер сами по себе носят вероятностный характер, отказ судов в их применении со ссылкой на то, что доводы конкурсного управляющего основаны на предположениях, несостоятелен. Мотивированного вывода о том, что предположения конкурсного управляющего надуманны, невероятны, лишены смысла, нелогичны, нереальны, противоречат обычно складывающимся в подобной ситуации отношениям в судебных актах нет…»

Поделиться ссылкой:

(Visited 306 times, 1 visits today)
Метки: , Last modified: 20.04.2020
Закрыть