«Гонорар успеха» в банкротстве успеха не принесет | Шелкопряд.Инфо

Автор: 21:39 Кейсы / Практика

«Гонорар успеха» в банкротстве успеха не принесет

Почему не стоит устанавливать «гонорар успеха» для привлеченных арбитражным управляющим юристов.

«Гонорар успеха» (еще его называют вероятным или условным гонораром) представляет собой вознаграждение за оказание услуг, которое выплачивается только в случае достижения положительного результата. Наибольшее распространение такой вид договоренности получил в сфере юридической практики. Чаще всего является вариантом соглашения между адвокатом и его клиентом.

Подразумевается, что «гонорар успеха» дает доступ к правосудию тем истцам, которые не могут позволить себе адвоката и другие расходы, связанные с судебными тяжбами.

Вместе с тем, в процедурах банкротства (в России) такая система вознаграждения юристов недопустима, т.к. она может пагубно отразиться на конкурсной массе должника и на перспективах удовлетворения требований кредиторов. Зачастую в банкротной практике получается, что итоговые выплаты лицу, оказывающему юридические услуги, зависят не от качества или объёма услуг, а от случайного фактора — платежеспособности контрагента.

Но на какие только уловки ни идут юридические компании, чтобы все-таки установить для себя этот выгодный формат вознаграждения. Рассмотрим подобную попытку схитрить на примере дела № А40-154909/2015, в котором точки над i расставил Верховный суд.

Фабула дела

Кредитор обратился в суд с заявлением о признании необоснованной выплаты «гонораров успеха», произведенной конкурсным управляющим в пользу компании, которая занималась юридическим сопровождением процедуры банкротства должника.

Договор об оказании юр. услуг между должником и юридической фирмой (для удобства далее — юр.фирма) устанавливал, что стоимость оказываемых услуг состоит из двух частей:
— фиксированная стоимость в размере 8,5 млн. руб. в месяц;
— переменная часть в размере 15 % от фактического поступления в пользу должника денежных средств.

В итоге выплаты по постоянной части составили 237 млн руб., а по переменной — 312 млн руб.

Позиция заявителя:

Предусмотренная договором об оказании юридических услуг переменная часть вознаграждения в размере 15 % от денежных средств, фактически поступивших в конкурсную массу банка, является «гонораром успеха», и такого рода премирование недопустимо в процедурах банкротства. Кроме того, бОльшая часть выплат требовала разовых и простых действий. Например, один из контрагентов погасил кредит добровольно, работа по взысканию долга не проводилась, но юр.фирма всё равно получила свой процент — 6,5 млн руб.

Позиция юр.фирмы и АУ (его функции выполняло АСВ):

Начало процедуры банкротства сопряжено с неизвестностью для конкурсного управляющего объема юридических услуг, которые должны быть впоследствии оказаны. Именно поэтому им в качестве стандартной используется смешанная форма оплаты: постоянная и переменная (вместо почасовой). Привлечение юристов на условиях почасовой оплаты оказалось бы более затратным, нежели выбранная на основании спорного соглашения модель взаимоотношений сторон. Указанное дополнительное вознаграждение является допустимой частью договора об оказании юридических услуг и является вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные услуги и только в случае пополнения конкурсной массы банка, то есть признается фактическим премированием адвокатов.

Позиции судов

Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал, признав расходы конкурсного управляющего обоснованными. Суд подчеркнул, что смета текущих расходов должника была утверждена собранием кредиторов, которое заявитель по настоящему делу не оспаривал.

Две последующие инстанции поддержали его позицию (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 декабря 2018 г., постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 апреля 2019 г.).

Верховный суд после долгих и подробных расспросов представителей юр.фирмы отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение, сделав следующие замечания:

Судам надлежало проверить обоснованность и законность привлечения коллегии адвокатов на условиях смешанной формы оплаты, в частности, соотнести реально понесенные должником расходы с теми потенциальными тратами, которые могли быть понесены, если бы сделка заключалась на рыночных условиях.

При этом необходимо было учесть, как доводы заявителя о том, что часть выплат в пользу адвокатов не сопровождалась встречным, так и, напротив, доводы ответчика о том, что такие выплаты в действительности компенсировали недоплаты по остальной части услуг, что размер денежного предоставления в пользу юристов не являлся завышенным, если оценивать соотношение оказанных услуг и выплаченных средств в совокупности.

Иными словами, суду первой инстанции предстоит выяснить соотношение реально оказанных юр.фирмой услуг и полученного вознаграждения (с учетом рыночных цен на аналогичные услуги).

Сегодня дело еще не пересмотрено и находится в производстве Арбитражного суда города Москвы. Следующее судебное разбирательство назначено на 23 апреля 2020 года.

Поделиться ссылкой:

(Visited 128 times, 1 visits today)
Метки: , , , Last modified: 04.05.2020
Закрыть