За схему с созданием «центра прибыли» и «центра убытков» грозит субсидиарная ответственность | Шелкопряд.Инфо

Автор: 13:44 Кейсы / Практика

За схему с созданием «центра прибыли» и «центра убытков» грозит субсидиарная ответственность

В рамках дела о банкротстве воронежского ЗАО «УГМК-Рудгормаш» Верховный суд разбирался с популярной схемой для ухода от уплаты долгов, в том числе по налогам: одну из компаний используют, чтобы «повесить» на нее долги, а вся прибыль от ее работы попадает в дружественные организации.

Суть спора

Как пишет Право.ru, в группе компаний «Рудгормаш» создали систему расчетов, при которой вся прибыль поступала на счета Управляющей компании «Рудгормаш» и миновала счета ЗАО «УГМК-Рудгормаш». При этом ЗАО несло все производственные и хозяйственные расходы, платило работникам, НДС и налоги на прибыль. В результате поддержания этой схемы управляющая компания зарабатывала без затрат. В какой-то момент «центр убытков» в лице ЗАО начали банкротить.

В рамках дела о несостоятельности ЗАО налоговый орган обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц: бывшего гендиректора Аркадия Можаитова, владелицы 80% уставного капитала Марии Герасимовой, а также УК «Рудгормаш». Важно отметить, что у ЗАО и УК  совпадали участники и руководители.

Кроме прочего УФНС указывало, что «УГМК-Рудгормаш» – это не первый «центр убытков» для холдинга. Группа компаний и раньше пользовалась аналогичной схемой и аккумулировала долги на отдельные компании, которые впоследствии банкротились.

Суды отказали. Они признали Можаитова и Герасимову контролирующими должника лицами (КДЛ), но не стали привлекать их к «субсидиарке», сославшись на отсутствие оснований. А управляющую компанию и вовсе не признали КДЛ.

Позиция Верховного суда

Верховный суд не согласился с коллегами и отправил дело на пересмотр (Определение № 310-ЭС20-6760 от 25.09.2020).

Экономколлегия отметила, что само по себе получение дохода ниже «объективного потенциала прибыли от производственной деятельности» не является незаконным и находится в сфере ведения органов управления корпорации. Но с точки зрения банкротного законодательства такая деятельность приобретает недобросовестный характер в момент, когда она начинает приносить вред кредиторам, то есть когда прибыль должника становится меньше его кредиторской нагрузки.

«…Привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов. При его применении не может быть проигнорирована сущность конструкции юридического лица, предполагающая имущественную обособленность этого субъекта, его самостоятельную ответственность (статьи 48, 56 Гражданского кодекса Российской Федерации), наличие у участников корпорации и иных лиц, входящих в состав органов юридического лица, широкой дискреции при принятии (согласовании) управленческих решений в сфере бизнеса. В то же время контролирующие и действующие с ними совместно лица не вправе злоупотреблять привилегиями, которые предоставляет возможность ведения бизнеса через юридическое лицо, намеренно причиняя вред независимым участникам оборота (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации). Если приведенные выше доводы уполномоченного органа соответствовали действительности, необходимо признать, что описанная бизнес-модель группы Рудгормаш выходит за пределы предпринимательского риска и подтверждает подобное злоупотребление корпоративной формой…»

Также ВС подробно остановился на доводе налоговой о том, что модель с «центром убытков» повторяется в холдинге «Рудгормаш» из раза в раз:

«…Неоднократное (системное) воспроизведение одних и тех же результатов хозяйственной деятельности у последовательно 9 сменяющих друг друга производственных единиц с конкретным функционалом внутри корпоративной группы в виде накопления значительной долговой нагрузки перед независимыми кредиторами (в данном случае – перед уполномоченным органом по обязательным платежам) с периодическим направлением этой единицы в процедуру банкротства для списания долгов и созданием новой, не обремененной долгами – указывает на цикличность бизнес процессов внутри группы с заведомым разделением предпринимательской деятельности на убыточные (ЗАО «РудГорМаш», должник, ООО «РГМ-Комплект») и прибыльные (компания) центры. По крайне мере, ответчики не ссылались на то, что имеется иное рациональное объяснение совокупности действий, систематически приводящих к одним и тем же последствиям.

Такую деятельность нельзя признать добросовестной, поскольку она причиняет вред независимым кредиторам и создает для корпоративной группы необоснованные преимущества, которые ни один участник соответствующего рынка, находящийся в схожих условиях, не имел бы. В данном случае преимущества выразились в отсутствии необходимости уплачивать обязательные платежи…»

Вывод нижестоящих судов о том, что УК не является контролирующим должника лицом, Экономколлегия подвергла критике. Тройка указала, что это вообще не имело принципиального значения в данном деле. Ведь обе компании контролировали одни и те же руководители. Компанию даже в отсутствие статуса контролирующего лица можно признать соисполнителем, поэтому она может отвечать по обязательствам вместе с непосредственным руководителем.

Поделиться ссылкой:

(Visited 193 times, 1 visits today)
Last modified: 14.10.2020
Закрыть