Какое поведение должника можно расценить, как злостное уклонение от погашения долга? | Шелкопряд.Инфо

Автор: 18:58 Кейсы / Практика

Какое поведение должника будет являться злостным уклонением от погашения долга?

Ответ на этот вопрос сыграет ключевую роль при установлении оснований для списания долгов по итогам процедуры банкротства гражданина.

27 августа Верховный суд рассматривал спор о последствиях банкротства гражданина Хаймса М.С., по итогам которого достаточно подробно раскрыл тему «злостного уклонения от погашения задолженности». Не думаем, что у юристов, адвокатов и арбитражных управляющих больше никогда не возникнет сложностей с этой формулировкой, но ясности однозначно прибавилось.

Из Определения ВС № 310-ЭС20-6956 от 03.09.2020:

Злостное уклонение от погашения задолженности выражается в стойком умышленном нежелании должника исполнять обязательство при наличии возможности. Такое уклонение обычно не ограничивается простым бездействием; как правило, поведение должника активно, он продолжительное время совершает намеренные действия для достижения своей противоправной цели. Злостное уклонение следует отграничивать от непогашения долга вследствие отсутствия возможности, нерационального ведения домашнего хозяйства или стечения жизненных обстоятельств. Признаки злостности уклонения обнаруживаются, помимо прочего, в том, что должник:

* умышленно скрывает свои действительные доходы или имущество, на которые может быть обращено взыскание;

* совершает в отношении этого имущества незаконные действия, в том числе мнимые сделки (статья 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, с тем, чтобы не производить расчеты с кредитором;

* изменяет место жительства или имя, не извещая об этом кредитора;

* противодействует судебному приставу-исполнителю или финансовому управляющему в исполнении обязанностей по формированию имущественной массы, подлежащей описи, реализации и направлению на погашение задолженности по обязательству;

*несмотря на требования кредитора о погашении долга ведет явно роскошный образ жизни.

По смыслу абзаца четвертого пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве само по себе неудовлетворение требования кредитора, в том числе длительное, не может квалифицироваться как злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности.

Для тех, кому интересно, ниже мы подробно рассказываем об этом деле.

Фабула дела и выводы Верховного суда

В 2015 году должник (продавец) и кредитор (покупатель) заключили предварительный договор купли-продажи земельного участка и дома, которые в тот момент находились в залоге у банка в качестве обеспечения по кредитному договору. Стоимость объекта определили в 5,1 млн рублей.

Стороны условились, что покупатель сначала внесет часть суммы — 2,1 млн рублей, которые продавец сразу отдаст банку для прекращения залога. Так и произошло. В результате обременение с имущества сняли, что позволило перейти к следующему этапу сделки: передача оставшейся суммы (3 млн руб.) и приемка недвижимости. Но внезапно покупатель решил изменить условия и попросил продавца существенно снизить стоимость объекта покупки: с 5,1 млн рублей до 3,1. Продавец на такую скидку не согласился, предложив минимальную стоимость в 4,9 млн рублей. Как выяснилось позднее, изначально у покупателя не было нужной суммы — 5,1 млн рублей. Он рассчитывал взять часть денег в кредит, но банк ему отказал. Отсюда и возникло недоразумение.

В итоге покупатель отказался от сделки и попросил вернуть внесенные им 2,1 млн рублей. Но, как уже было сказано, должник отдал их в счет погашения кредита, чтобы снять обременение с дома.

Дальше события развивались достаточно предсказуемо. Не получив назад денег, покупатель отсудил у должника 2,1 млн рублей в суде общей юрисдикции. Должник, в свою очередь, обратился в арбитраж с заявлением о собственном банкротстве.

По итогам банкротства требования двух кредиторов оказались погашены лишь на 6,8 % (да, в реестр к должнику включился еще один кредитор на незначительную сумму). А те самые спорные земельный участок и дом были исключены из конкурсной массы как единственное жилье должника. И тут начинается самое интересное — спор о последствиях процедуры. Списывать долги или не списывать?

Мнения судов разделились. Первая инстанция уличила должника в злостном уклонении от погашения долга, поэтому освободить его от обязательств отказалась. Апелляция заняла противоположную позицию, злоупотреблений в поведении банкрота не увидела и долги списала. Но кассация поддержала первую инстанцию и все-таки отказала в списании.

Должник дошел до Верховного суда, настаивая на своей добросовестности, и требуя освободить его от обязательств. И не зря.

Экономколлегия списала Хаймсу долги, оставив в силе определение первой инстанции. В этом деле судьи настолько интересно, а главное, понятно изложили свои соображения и выводы, что не видим смысла их пересказывать, предлагаем ознакомиться с ними на страницах 4-7 Определения ВС № А23-734/2018.

Если коротко, то ВС объяснил, что злостное уклонение от погашения задолженности выражается в стойком умышленном нежелании должника исполнять обязательство при наличии возможности. А в настоящем деле должник стал скорее жертвой обстоятельств, нежели лицом, специально спланировавшим уход от обязательств: «…В рассматриваемом случае задолженность на стороне Хаймса М.С. сформировалась по обстоятельствам, находящимся вне сферы его контроля…».

Поделиться ссылкой:

(Visited 374 times, 1 visits today)
Last modified: 11.09.2020
Закрыть