АУ рискует ответить за упущенную возможность взыскать 1,9 млрд "дебиторки" банкрота | Шелкопряд.Инфо

Автор: 17:55 Кейсы / Практика, Новости

АУ рискует ответить за упущенную возможность взыскать 1,9 млрд «дебиторки» банкрота

В июле 2019 года процедура банкротства ООО «Техногрейд» была завершена, общество исключили из ЕГРЮЛ. Однако спор о признании незаконными действий его конкурсного управляющего Святослава Смирнова продолжается до сих пор, и, судя по всему, продлится еще не один месяц.

17 августа Верховный суд отменил судебные акты об отказе в удовлетворении жалоб на Смирнова и отправил дело на новое рассмотрение. Такой поворот событий ничего хорошего для арбитражного управляющего не сулит: появилась реальная угроза стать «крайним» в том, что конкурсная масса «Техногрейд» не досчиталась почти 2 млрд рублей.

О похожем деле, в котором с арбитражного управляющего пытаются взыскать 2 млрд убытков за необоснованное списание дебиторки, читайте в нашем материале: Победа над формализмом: спор о взыскании почти 2 млрд рублей убытков с АУ пересмотрят.

В чем, по мнению кредитора, провинился конкурсный управляющий «Техногрейд»?

Кредитор должника «Хендэ Корпорэйшн» утверждает, что по вине управляющего произошла утрата возможности взыскать дебиторскую задолженность банкрота на общую сумму почти в 1,9 млрд руб.

Дело в том, что в предбанкротный период крупнейшие дебиторы «Техногрейда» с его согласия перевели свою задолженность на другие компании (находящиеся в иностранной юрисдикции), а сами ликвидировались. Управляющий какое-то время имел возможность остановить процесс их ликвидации, чтобы разобраться в условиях совершенных переуступок, но не сделал этого. По его мнению, признаков фальсификации в переводе долга не было.

Впоследствии суд признал недействительными согласия «Техногрэйда» на переводы долгов. Однако предъявить требования к первоначальным должникам уже было нельзя, потому что их к тому моменту исключили из ЕГРЮЛ.

Кроме того, управляющему предъявляют следующие «претензии»:

  • Затянул с получением документации от экс-руководителя должника: получил документы лишь спустя два с половиной месяца после старта конкурсного производства и не предпринимал никаких действий, чтобы ускорить этот процесс.
  • Не обратился в суд с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.
  • Не заявлял возражений относительно требований ряда кредиторов. При этом впоследствии суды признали эти требования необоснованными.

Три инстанции в удовлетворении жалобы «Хендэ Корпорэйшн» отказали. Единственное, на что обратили внимание суды – неподача заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Однако, как отметил суд округа, бездействие управляющего фактически не привело к нарушению прав кредитора, потому что он подал такое заявление самостоятельно.

Верховный суд с коллегами не согласился и отправил спор на новое рассмотрение.

Что сказал Верховный суд?

Учитывая, что спор требовал от Экономколлегии емких пояснений и объемных формулировок, мотивировочная часть определения ВС разделена на несколько частей – эпизодов. Если коротко, то судьи указали на следующее:

1) Любой разумный управляющий не мог бездействовать, полагаясь на обещания последнего бывшего генерального директора исполнить обязанность по передаче документации после истечения отведенного законом срока. Поэтому и ответчик не должен был бездействовать, ему следовало попытаться ускорить процесс получения документов:

«…Суды не установили, какие конкретные действия, направленные на получение документов, совершал управляющий после истечения трехдневного срока, предусмотренного абзацем вторым пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве…»

2) Относительно утраты возможности взыскать дебиторскую задолженность Экономколлегия пришла к выводу, что ответчик поступил не осмотрительно, позволив первоначальным дебиторам ликвидироваться.

«…Получив сведения о том, что лицо, исполнявшее лишь несколько месяцев полномочия генерального директора должника, в преддверии банкротства последнего дало согласие на перевод долга в сумме свыше 1,8 млрд. рублей на компании, находящиеся в иностранной юрисдикции (Белиз), существенно осложняющий предъявление к ним требований, любой независимый арбитражный управляющий проанализировал бы согласия на перевод долга на предмет их действительности, выяснил истинные цели перевода долга, возможность фактического получения исполнения с иностранных компаний, а затем принял бы одно из двух решений: о целесообразности оспаривания согласий на перевод долга и взыскания задолженности с первоначальных должников или о взыскании задолженности с новых должников. При этом разумный управляющий учел бы нахождение первоначальных должников в стадии ликвидации и предпринял бы меры к недопущению таковой…»

3) Комментируя уклонение ответчика от подачи возражений на ряд требований, Экономколлегия напомнила, что именно управляющий в процедурах банкротства реализует меры, направленные на воспрепятствование включению в реестр необоснованных требований.

«…В рассматриваемом случае компания «Хендэ Корпорэйшн» не просто не соглашалась с позицией управляющего, как сочли суды, она обращала внимание на то, что управляющий в нарушение требований Закона о банкротстве без должного анализа требований ряда кредиторов представлял в суд отзывы об их обоснованности. Мнимый характер этих требований впоследствии был подтвержден вступившими в законную силу судебными актами. Также, по мнению компании «Хендэ Корпорэйшн», управляющий заявлял возражения по ее апелляционным и кассационным жалобам, тогда как любой разумный управляющий присоединился бы к позиции компании. Компания «Хендэ Корпорэйшн» ссылалась на то, что благодаря ее действиям из реестра требований кредиторов должника исключены необоснованные требования на сумму свыше 1,3 млрд. рублей, то есть она, будучи кредитором, смогла подтвердить их фиктивность, располагая значительно меньшим объемом информации, чем конкурсный управляющий должником Смирнов С.В…»

4) Довод суда округа о том, что, раз кредитор сам инициировал спор о субсидиарной ответственности экс-руководства банкрота, то с управляющего автоматически снимается «вина» за бездействие, ВС показался не убедительным.

Экономколлегия подчеркнула, что конкурсный управляющий, как профессиональный участник антикризисных отношений, в первую очередь должен был провести анализ добросовестности и разумности действий бенефициаров должника.

Источник: Определение ВС № 305-ЭС19-17553 от 24.08.2020

Поделиться ссылкой:

(Visited 196 times, 1 visits today)
Метки: , Last modified: 28.08.2020
Закрыть